Ratings




Небоскребы: Вид сверху Печать E-mail
Автор: Валерий Джалагония   

Небоскребы: Вид сверху

НебоскребыВ одном из стихотворений американского цикла Маяковский предложил читателям в случае, если они «отвыкли ненавидеть» (надо думать, буржуев), приехать в Нью-Йорк и пройтись «лилипутом у подножия их этажей». Поэт считал, что это стимулирует классовую бдительность. Ну а я избрал другой ракурс - посмотрел на небоскребы сверху вниз. Не из желания их унизить. Просто, по-моему, только так и можно в полной мере оценить масштаб и строгую эстетику каменных исполинов.

Бродя задрав голову у их подножия, разглядишь разве что фрагмент стены, уходящей в бездну неба. Не многим лучший обзор открывается и с противоположной стороны улиц-ущелий Нью-Йорка - большое, как известно, видится на расстоянии. Именно такую дистанцию обеспечивает борт экскурсионного вертолета, в чем я имел возможность убедиться лично. Маршруты винтокрылых машин, стартующих со взлетной площадки на берегу Гудзона в западной части Нью-Йорка, составлены таким образом, чтобы можно было охватить взглядом общую панораму города и в то же время успеть разглядеть ее опорные пункты, обозначенные башнями самых долговязых небоскребов.

...Вертолет взлетел вверх задом и сразу же ушел в крутой, почти под прямым углом вираж. Мы повисли на ремнях безопасности, по счастью, туго затянутых еще на земле самим пилотом. Без этой предосторожности я бы сейчас перекатывался по дну кабины, как бутылка из-под «пепси». Глянул вниз - под нами проплывал Гудзон - и машинально тронул желто-красный пакетик на поясе: на случай вынужденного приводнения каждому пассажиру выдается компактно сложенный спасательный жилет.

Первой для осмотра была предъявлена статуя Свободы - визитная карточка Нью-Йорка. Медную леди с факелом в поднятой руке, вот уже 116 лет встречающую суда, которые приплывают в город Большого яблока, мы облетели дважды: сначала по часовой стрелке, потом против. Она с достоинством позировала. И я вспомнил, какое сильное впечатление произвела эта типовая туристская схема на Бориса Ельцина при его первой неофициальной поездке за океан. Тогда, в сентябре 1989 года, он изрек знаменитую фразу, очень польстившую американцам: «Я два раза облетел статую Свободы и почувствовал себя в два раза свободней».

В ту пору Ельцин был всего лишь членом Верховного Совета СССР и сопредседателем межрегиональной депутатской группы, послужившей питательным бульоном, из которого проросла первая волна российских демократов со всем их скромным обаянием и обнаружившимися несколько позднее пороками. Впрочем, сама статуя, подарившая двойную порцию свободы Борису Николаевичу, ответственности за это не несет.

Монумент, ставший главным американским символом, был изваян французским скульптором Огюстом Бартольди при инженерной консультации Гюстава Эйфеля, автора одноименной башни в Париже, и сооружен на французские деньги. Соединенные Штаты заплатили лишь за пьедестал. Так что, строго говоря, Свобода у американцев импортная. Между прочим, французский подарок, возвышающийся на 120 метров над волнами Гудзона у юго-западной оконечности острова Манхэттен, тоже своего рода небоскреб. Внутри металлической дамы имеется лифт, дополненный ступеньками, ведущими к смотровой площадке, хитроумно упрятанной в короне на темени статуи.

Про лифт я упомянул не случайно. Строительство высотных домов стало возможным только после появления первых безопасных пассажирских лифтов (у небезопасных частенько рвались тросы). Эту проблему удалось решить Элише Гейтсу Отису, основателю фирмы, которая сегодня снабжает лифтами весь мир, включая Россию. Свое изобретение - систему, позволяющую даже при разрыве каната удерживать кабину в шахте лифта, - Отис продемонстрировал в Нью-Йорке в 1854 году. А через два года первый безопасный лифт появился там же, в универмаге Хогвуд.

И все же полностью обезопасить от ЧП скоростные лифты небоскребов, которые неудержимо рвутся ввысь, не удалось до сих пор. Напоминанием об этом стал появившийся под нашим вертолетом сдвоенный силуэт нью-йоркских «близнецов» из комплекса Центра мировой торговли. Их высота - соответственно 417 и 415 метров. В 1973 году, к моменту окончания строительства, это был мировой рекорд, сегодня - лишь городской.

Пару лет назад мне довелось подниматься на смотровую площадку первого из «близнят», и я был разочарован тем, что вознесение в лифте пришлось осуществлять в два приема с пересадкой на 44-м этаже (всего их 110). Оказалось, что такая технология предложена экспертами все той же фирмы «Отис» из соображений безопасности.

Помимо надежного лифта, первый небоскреб имел и другую особенность: его крыша и стены были стянуты стальным каркасом, что стало фирменным знаком американских высоток. Таково было одно из многих технических новшеств, рожденных с появлением небоскребов.

Для закладки их сверхпрочных фундаментов использовались кессоны. Были изобретены и специальные заклепки, которыми, как пуговицами, скреплялись металлические конструкции. Случалось, принимались и вовсе экзотические инженерные решения. Так, в тех случаях, когда стрелы подъемных кранов не могли дотянуться до труднодоступных мест, тяжелое оборудование поднималось на нужную высоту наращиванием мощных ледяных брикетов. К сожалению, увидеть с вертолета первенец небоскребостроения невозможно. Во-первых, он был воздвигнут не в Нью-Йорке, а в Чикаго. А во-вторых, не сохранился. Такова участь и многих других высотных патриархов: в условиях дефицита свободных земельных участков и резкого роста их стоимости старые дома безжалостно сносили, не подозревая, что это исторические реликвии.

Первым дожившим до наших дней небоскребом в Нью-Йорке стало 21-этажное здание, построенное в 1902 году по проекту Даниэла Барнхема. В толпе современных куда более рослых высоток он походит на известного баскетбольного тренера Александра Гомельского, когда его в перерыве окружают двухметровые питомцы, или - пример для людей, далеких от спорта, - на пони в табуне рысаков. Еще находясь на земле, я внимательно изучил детище Барнхема, несколько раз обойдя его кругом. Впрочем, в данном случае правильнее было бы сказать - треугольником. Столь необычную форму архитектор придал зданию для того, чтобы вписать его в узкий клочок земли между Пятой авеню и пересекающим ее под острым углом Бродвеем.

С высоты птичьего полета я сразу же засек этот вытянутый треугольник, наложенный на шахматную доску Манхэттена. Создатели первых небоскребов - явления функционально принципиально нового - находились еще в плену старых архитектурных форм, что приводило к эклектике. Их творения, напоминавшие колокольни древних соборов, а то и маяки эллинов, были украшены портиками, шпилями, декоративным орнаментом. Словом, всем тем, что в одном партийном документе времен Никиты Хрущева было сурово названо «архитектурными излишествами». Надо ли говорить, что строительные памятники той эпохи, названные народом «хрущобами», были их начисто лишены. А иногда так хочется некоторых излишеств... Что касается Барнхема, то он отдал дань стилистике флорентийского Возрождения.

Однако у архитектора явно был и другой, более заземленный источник вдохновения, - утюг. С борта вертолета это особенно заметно - под нами был старинный, добротный, вместительный утюг из числа тех, что, откинув крышку, набивали углем. Память о прототипе отразилась и в названии - Флатирон билдинг: здание-утюг. Мощным рывком ввысь (241 метр) оказался Вулворт билдинг, построенный Кассом Гилбертом в традициях неоготики. Преподобный С.Паркс Кэдмэн, выступая на церемонии открытия небоскреба, назвал его «собором коммерции», а Маяковский в стихотворении «Барышня и Вульворт» брюзгливо заметил: «корсетная коробка этажей под шестьдесят» (для точности - 57). История сохранила и такую подробность: это единственный небоскреб, целиком сооруженный на наличные деньги. Его владелец Фрэнк В.Вулворт торговал дешевыми товарами и имел прозвище «короля 10-центовых монет». Сколько их ему пришлось накопить, чтобы построить свой дворец, мне неизвестно, но барельеф в лобби небоскреба запечатлел старину Фрэнка именно за этим занятием: он любовно пересчитывает никелевые кругляши.

Феерическим зрелищем стали торжества в честь открытия Вулворта 24 апреля 1913 года. 28-й президент США Вудро Вильсон, как раз в тот год начавший свое восьмилетнее правление, нажал кнопку, и огромное здание, построенное на Бродвее, перед парком Сити-холла (городской мэрии), вспыхнуло заревом электрических огней - внутри и снаружи. Все последующие годы прошли под знаком жесткой конкуренции «близнецов» Мирового торгового центра. Из остекленной кабины вертолета ясно видно, какую огромную роль играет вонзившаяся в небо стрела Эмпайр-Стейт билдинга (на английском языке это здание известно как Empire State Building, — прим. ред.) в организации окружающего пространства. На первом этапе никаких законов, регулирующих порядок строительства небоскребов в Нью-Йорке, не было. Их ставили наобум, где придется, без какой-либо попытки внести гармонию в хаотичную городскую среду. Только в 1916 году был введен принцип «зонирования», установивший определенную зависимость между габаритами высотных зданий и местом, избранным для их сооружения. О том, как это важно, свидетельствует пример Эмпайра, который называют «хорошо спроектированной мечтой». Размещен он идеально. Вертикаль небоскреба как бы опирается на горизонтальный барабан крупнейшего зрительного и спортивного зала города - Мэдисон-сквер гарден, составляя с ним единый ансамбль.

Впрочем, «земляне» об этом, возможно, не догадываются - это я установил с высоты птичьего полета. В Нью-Йорке я гостил в мае нынешнего года, когда там отмечалось 70-летие Эмпайр-Стейт билдинга. Это позволило узнать много новых любопытных, а порой просто фантастических подробностей из биографии легендарного небоскреба, ставшего одним из символов Соединенных Штатов. В этом плане он мало в чем уступает статуе Свободы, да к тому же является 100-процентным американцем. Пролог его истории оказался драматичным. Контракт на постройку гигантского небоскреба был подписан в сентябре 1929 года. А через несколько недель произошел катастрофический крах на Нью-Йоркской бирже. Началась Великая депрессия. Однако механизм строительства был запущен, и он набирал обороты. То, что произошло в дальнейшем на фоне массовых банкротств в Америке, иначе как чудом не назовешь. Всего за 20 месяцев, прошедших со дня заключения контракта, самый высокий в мире небоскреб был спроектирован, построен и полностью готов к заселению. Добавлю, что в этот срок вошел и снос старого здания известного нью-йоркского отеля «Уолдорф-Астория», располагавшегося на пересечении Пятой авеню и 33-й улицы: он уступил место Эмпайру.

Не берусь анализировать причины этого успеха, но, по мнению большинства экспертов, решающую роль здесь сыграл «организаторский гений» (это цитата) подрядчиков - опытных строительных инженеров братьев Старрет. Один из них - Уильям - так сформулировал специфику строительства небоскреба: «По характеру действий это напоминает войну». И Старреты свою войну выиграли. То был по-настоящему, если воспользоваться советской терминологией, ударной труд: в пик активности на стройплощадке, занимавшей более 8 тысяч квадратных метров, трудились 3500 рабочих, и здание ежедневно вырастало на этаж. Более того, возведение небоскреба было завершено на 45 дней раньше срока, а стоимость работ оказалась на 5 миллионов долларов ниже проектной. Общая же стоимость постройки составила 41 миллион долларов.

Тут я вспомнил, что за полет на международную космическую станцию первый космический турист, неугомонный американец Денис Тито, заплатил российской стороне 20 миллионов долларов. Получается, что его проездной билет эквивалентен половине Эмпайра. Ну и мот! Но это к слову... Поскольку торжественная сдача в эксплуатацию Эмпайр-Стейт билдинга пришлась на 1 мая 1931 года, есть все основания утверждать, что праздник пролетарской солидарности (а вы, надеюсь, не забыли, что он зародился в Чикаго, на родине небоскребов) был встречен весомым трудовым рапортом. Правда, на последующем этапе депрессия все же дала о себе знать. Спешка со строительством небоскреба объяснялась тем, что его хозяева стремились поспеть к началу сезона аренды помещений в Нью-Йорке, приходящемуся на весну. Срок был выдержан. Однако найти арендаторов удалось лишь для четверти всех помещений. Помимо материальных потерь, это создало еще одну неожиданную проблему: пустые этажи зияли черными проемами окон. Остряки внесли поправку в название небоскреба, заменив слово «Эмпайр» (имперский) на «Эмпти», что означает «пустой».

Исполинское здание, напоминавшее глыбу сгустившегося мрака, наводило страх на окрестных жителей. И хозяевам пришлось пойти на дополнительные затраты.

Если же вернуться к теме о том, как разворачивается соревнование между небоскребами по «прыжкам в высоту», то Нью-Йорк на данном этапе в гонке не участвует. У «близнецов», переросших Эмпайр, рекорд в 1974 году отобрала построенная в Чикаго архитектором Брюсом Грэмом башня «Сирс тауэр», принадлежащая крупнейшей фирме в сфере розничной торговли, - 443 метра, 110 этажей. В ясный день с ее смотровой площадки можно охватить взглядом территорию четырех американских штатов. Гордые хозяева небоскреба говорили, что их здание было готово подняться на любую высоту, которую разрешит Федеральное авиационное управление. Возможно, в Малайзии авиационные власти менее строги. Во всяком случае, в 1996 году в ее столице Куала-Лумпуре национальной нефтяной компанией был построен небоскреб «Петронас-тауэрс», поднявшийся девятью метрами выше. Хотя автор проекта Сезар Телли - американец, своему детищу - комплексу из двух башен, соединенных мостом на уровне 41 этажа - он постарался придать формы, характерные для мусульманской архитектуры.

Если первые американские небоскребы напоминали готические храмы, то в малайзийском угадываются очертания минаретов. Не сказали последнего слова и самолюбивые чикагцы, хорошо помнящие, что первый в истории небоскреб появился в их городе. Компания «Юропиэн амэрикэн риэлти» объявила о планах соорудить в деловой части Чикаго 112-этажное здание высотой 468 метров. «Мы уверены, - заявил руководитель компании Скотт Тоберманн, - что концепция нашего здания подходит для Чикаго и для XXI века». Предполагается, что небоскреб будет возведен в 2003 году и обойдется в 500 миллионов долларов. Если отойти от абсолютных цифр и обратиться к соревнованию по видам, то экс-рекордсмен Нью-Йорк получил некоторую компенсацию. В нынешнем году здесь появилось самое высокое в мире жилое здание - 72-этажный небоскреб «Трамп Уорлд тауэр». Небоскреб высотой в 250 метров, который спроектировал Фил Джонсон, специализирующийся на строительстве стеклянных мегахаусов, поднялся наискосок от параллепипеда Секретариата ООН, отливающего нежными небесными красками.

Это относительно невысокое по нынешним меркам здание было построено в 1950 году архитектором У.К.Гаррисом, вдохновившимся эскизом знаменитого Ле Корбюзье. Нельзя не заметить, что такое соседство нанесло урон архитектурному ансамблю, считающемуся мировым культурным достоянием. Виновник этого - азартный и амбициозный игрок на рынке недвижимости Дональд Трамп. Когда поднимаешься по Первой авеню, ясно видишь, как черная башня Трампа зловещей тучей нависает над трогательно голубым домом Организации Объединенных наций. Невольно ощущаешь в себе желание немедленно влиться в ряды защитников мира. Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан, для которого защита мира - профессия, решительно протестовал против экспансии Трампа. Но 55-летний бизнесмен, империя которого включает 24 тысячи различных апартаментов, знаменитое казино «Тадж-Махал» в Атлантик-сити, собственную авикомпанию, футбольную команду «Нью-Джерси Дженералз» и много чего другого, славится неукротимой энергией. Ему удалось вырвать у городских властей разрешение на стройку. Возможно, тут сказалась застарелая нелюбовь американцев к ООН, которая, по их мнению, слишком часто голосует против позиции Вашингтона. Одержав победу, Трамп великодушно предложил Аннану отремонитровать его порядком поизносившуюся штаб-квартиру на льготных условиях. Но стоит ли поступаться принципами?

Задумавшись о нравственной дилемме, вставшей перед генсеком, я не сразу заметил, что наш вертолет лег на обратный курс. В люке - теперь уже по левую руку - снова проплывал Эмпайр-Стейт билдинг. Надежный, как египетские пирамиды. Правда, чуть помоложе - ему пошел восьмой десяток.

Валерий ДЖАЛАГОНИЯ, 
Нью-Йорк - Москва
© «Эхо планеты», 2001


 

Строительство и благоустройство
© 2017 Строительный бизнес | Информер строительной индустрии. Все права защищены.
Joomla! — свободное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU/GPL.